Одоевский Владимир Федорович
Одоевский Владимир Федорович
1803-1869

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (5)


Рассказ "Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле"
Одоевский Владимир Федорович - Произведения - "Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле"

    И так бедная кукла лежала на земле, обезображенная, всеми покинутая,
    презренная, без мысли, без чувства, без страдания; она не понимала своего
    положения и твердила про себя, что она валяется по полу для изъявления
    глубочайшего почтения и совершенной преданности... В это время проходил
    прародитель славянского племени, благородный мудрец, пасмурный, сердитый на
    вид, но добрый - как всякий человек, обладающий высшими знаниями.
    Он был отправлен из древней славянской отчизны - Индии к Северному
    полюсу по весьма важному делу: ему надлежало вымерить и математически
    определить, много ли в продолжении последнего тысесячелетия выпарилось
    глупости из скудельного человеческого сосуда и много ли прилилось в него
    благодатного ума.
    Задача важная, которую давно уже решила моя почтенная бабушка, но
    которую индийские мудрецы все еще стараются разрешить посредством долгих
    наблюдений и самых утонченных опытов и исчислений; не на что им время
    терять!
    Как бы то ни было, индийский мудрец остановился над бедною куклою,
    горькая слеза скатилась с его седой ресницы, капнула на красавицу, и
    красавица затрепетала какою-то мертвою жизнью, как обрывок нерва, до
    которого дотронулся гальванический прутик.
    Он поднял ее, овеял гармоническими звуками Бетховена; свел на лице ее
    разноцветные красноречивые краски, рассыпанные по созданиям Рафаэля и
    Анжело; устремил на нее магический взор свой, в котором, как в бесконечном
    своде, отражались все вековые явления человеческой мудрости; и прахом
    разнеслись нечестивые цепи иноземного чародейства вместе с испарениями
    старого чепчика; и новое сердце затрепетало в красавице, высоко поднялась
    душистая грудь, и снова свежий славянский румянец вспыхнул на щеках ее;
    наконец мудрец произнес несколько таинственных слов на древнем славянском
    языке, который иностранцы называют санскритским; благословил красавицу
    Поэзией Байрона, Державина и Пушкина; вдохнул ей искусство страдать и
    мыслить, и - продолжал путь свой.
    И в красавице жизнь живет, мысль пылает, чувство говорит; вся природа
    улыбается ей радужными лучами; нет Китайских жемчужин в нити ее
    существования, каждая блещет светом мечты, любви и звуков..
    И помнит красавица свое прежнее ничтожество; с стыдом и горем помышляет
    о нем и гордится своею новою прелестью, гордится своим новым могуществом,
    гордится, что понимает свое высокое назначение.

    Но злодеи, которых чародейская сила была поражена вдохновенною силой
    индийского мудреца, не остались в бездействии. Они замыслили новый способ
    для погубления славянской красавицы.

    Однажды красавица заснула; в поэтических грезах ей являлись все
    гармонические видения жизни: и причудливые хороводы мелодий в безбрежной
    стране Эфира; и живая кристаллизация человеческих мыслей, на которых радужно
    играло солнце Поэзии, с каждой минутою все более и более яснеющее; и
    пламенные, умоляющие взоры юношей; и добродетель любви; и мощная сила
    таинственного соединения душ.
    То жизнь представлялась ей тихими волнами океана, которые весело
    рассекала ладья, при каждом шаге вспыхивая игривым сферическим светом; то
    она видела себя об руку с прекрасным юношей, которого, казалось, она давно
    уже знала; где-то в незапамятное время, как будто еще до ее рождения, они
    были вместе в каком-то таинственном храме без сводов, без столпов, без
    всякого наружного образа; вместе внимали какому-то торжественному
    благословению; вместе преклоняли колена пред невидимым алтарем Любви и
    Поэзии; их голоса, взоры, чувства, мысли сливались в одно существо; каждое
    жило жизнью другого, и, гордые своей двойной гармонической силою, они
    смеялись над пустыней могилы, ибо за нею не находили пределов бытию любви
    человеческой...

    Громкий хохот пробудил красавицу, - она проснулась, - какое-то
    существо, носившее человеческий образ, было пред нею; в мечтах еще
    неулетевшего сновидения ей кажется, что это прекрасный юноша, который
    являлся ее воображению, протягивает руки - и отступает с ужасом.

    Пред нею находилося существо, которое назвать человеком было бы
    преступлением; брюшные полости поглощали весь состав его; раздавленная
    голова качалась беспрестанно как бы в знак согласия; толстый язык шевелился
    между отвисшими губами, не произнося ни единого слова; деревянная душа
    сквозилась в отверстия занимавшие место глаз и на узком лбу его насмешливая
    рука написала Кивакель.
    Красавица долго не
    Страницы: 1 2 3

    Одоевский Владимир Федорович - Произведения - "Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле"


    Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"