Одоевский Владимир Федорович
Одоевский Владимир Федорович
1803-1869

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (19)


Рассказ "Ворожеи и гадальщики"
Одоевский Владимир Федорович - Произведения - "Ворожеи и гадальщики"


  

   Едва ли в каком-нибудь другом городе, кроме Москвы, всевозможные шарлатаны пользуются таким почетом и успехом. Начиная от какой-нибудь блаженной Анфисушки и кончая знаменитым Иваном Яковлевичем Корейшей, все эти господа играли довольно видную роль в московской жизни. Правда, и в других городах водятся разные прорицатели, но нигде характер их деятельности не принимает таких, до странности широких размеров, как в Москве...
   Не говоря уже о таких знаменитостях, как покойный Иван Яковлевич, угощавший своих посетителей изюмом, выпачканным в самой отвратительной грязи... многие мелкие ворожеи выделывают самые непостижимые вещи. Непостижимость заключается не в тонкости их шарлатанства, не в замысловатости обмана, а в той слепой и дикой покорности, в том нелепом благоговении и почтении, которыми преисполнены их посетители и почитатели. Шарлатанство в Москве имеет простой и грубый характер, почти никогда не применяются к делу обмана не только физические фокусы, - даже обыкновенная загадочная обстановка европейских шарлатанов у нас почитается совершенно излишней. Для приобретения популярности считается совершенно достаточным корчить из себя юродивого, притворяться дураком и нести всякую чушь, которую будут принимать за бред пифии и не замедлят истолковывать и осмысливать по своему вкусу.
   Одна моя знакомая купчиха, умершая лет десять назад, за шесть месяцев до кончины была у известной ворожеи Анисьи Никитишпы, или просто Анисьюшки. В грязной, вонючей каморке сидела ворожея перед бутылкой водки и, по-видимому, не обратила никакого внимания на вошедшую купчиху.
   - Здравствуй, Анисьюшка! - в минорном тоне произнесла купчиха.
   Анисьюшка молчала.
   - Как поживаешь, всё ли здорова?
   Анисьюшка молча налила полстакана водки и с величавым спокойствием осушила до дна, хотя стакан был немного менее тех стаканов, которые обыкновенно подаются к чаю.
   "Юродствует", - подумала купчиха.
   - Пей! - воскликнула Анисьюшка, наливая полный стакан и поднося его своей посетительнице...
   - Верное слово, не могу. Кушай себе на здоровье...
   - Бери! Пей! - с ожесточением вскрикнула юродивая.
   Делать было нечего; купчиха взяла стакан, помочила в нем губы и поставила на стол.
   - Все, все, все!
   Купчиха отказывалась; юродивая кричала и требовала, чтоб та пила водку до конца...
   Как ни ломалась посетительница, а принуждена была выпить.
   Юродивая вдруг вскочила с места, начала прыгать по комнате на одной ноге, припевая:
   - Жизнь свою выпила! Жизнь свою выпила! Церковка-кукуверковка, стара баба-яга, деревянна нога!
   - Что ты, Анисьюшка, Бог с тобой! - со страхом заметила купчиха.
   - Жизнь свою выпила! Жизнь свою выпила!
   - Что такое с тобой, Анисьюшка?
   - Церковка... Жизнь свою выпила!
   Так больше ничего и не добилась купчиха. Домой она воротилась печальная и расстроенная.
   - Видно, и в самом деле конец мой близок, - говорила она.
   - Что вы, полноте, вам еще с внучатами нянчиться придется, - уговаривали ее...
   - Ах, подите вы! Уж не даром же Анисьюшка... - И тихие рыдания заглушали слова.
   - Что же такое Анисьюшка?
   - Такое говорила, что волосы дыбом становятся.
   - Что же такое?
   - Ох, не спрашивайте! Вижу я - конец мой близок.
   И действительно, здоровая, никогда прежде не хворавшая женщина начала чахнуть. Она беспрестанно повторяла: "Умру я скоро, умру, детки мои милые!" Плакала, молилась, постилась и, наконец, слегла в постель. Печальная уверенность в близкой смерти окончательно подорвала ее здоровье; и она умерла лет сорока, несмотря на то, что крепкая комплекция обещала ей продолжительную и бодрую старость.
   Таким образом, бессмысленные слова полусумасшедшей, пьяной гадальщицы превратились в роковой смертный приговор для необразованной, суеверной женщины.
   Вот какое значение придают всякой нелепости, выходящей из уст какого-нибудь самозванного оракула. Бессмысленному набору слов придают какой-то таинственно-вещий смысл, разные гаденькие и грязненькие делишки объясняют юродством.
   После этого становится понятным, до какой степени простодушны верящие ворожбе и до какой степени наглы шарлатаны, прикрывающиеся юродством и продающие свою глупость за наличные деньги.
   Это не Сен-Жермены или Калиостро, приобретавшие влияние при помощи известной ловкости, знаний и умения
Страницы: 1 2 3 4 5

Одоевский Владимир Федорович - Произведения - "Ворожеи и гадальщики"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"