Одоевский Владимир Федорович
Одоевский Владимир Федорович
1803-1869

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (25)


"Князь В. Ф. Одоевский в критике и мемуарах"
Одоевский Владимир Федорович - Рефераты - "Князь В. Ф. Одоевский в критике и мемуарах"

в своей специаль­ности. Специализация своей односторонностью разрушает целостность мира. Наука распадается на науки; она уже не способна могущественным обобщением философ­ской мысли обнять вселенную. Иссякают творческие силы; поэт сам уже перестает верить в свое таинственное назначение, он потерял высокий дар вымысла, и искусство "уже не переносится в тот чудесный мир, в котором, бывало, отдыхал человек от грусти здешнего мира". Гибнет наука, гибнет искусство, гибнет и религиозное чувство.
   На смену культуре идет механика, бездушный мир выкладок и вычислений, все подчиняющий одной лишь мысли: утилитаризму. Он стремится к одному: к пользе, но ее-то он и не достигнет. Искус­ственно устроенная, организованная, безблагодатная жизнь уничто­жит самое себя. В повестях "Город без имени" и "Последнее само­убийство" Одоевский набрасывает аллегории грядущей катастрофы. Мрачной поэзии полно начало "Последнего самоубийства".
   -- "Давно уже аравийские песчаные степи обратились в плодо­носные пажити; давно уже льды севера покрылись туком земли; не­имоверными усилиями химии искусственная теплота живила царство вечного хлада... но все тщетно: протекли века и животная жизнь вы­теснила растительную, слились границы городов, весь земной шар от полюса до полюса обратился в один обширный, заселенный город, в который перенеслись вся роскошь, все болезни, вся утонченность, весь разврат, вся деятельность прежних городов; но над роскошным градом вселенной тяготела страшная нищета и усовершенствованные способы сообщения разносили во все концы шара лишь вести об ужас­ных явлениях голода и болезней; -- еще возвышались здания; еще нивы в несколько ярусов, освещенные искусственным солнцем, орошае­мые искусственною водою, приносили обильную жатву, -- но она исчезала прежде, нежели успевали собирать ее; на каждом шагу, в каналах, реках, воздухе, везде теснились люди, все кипело жизнию, но жизнь умерщвляла сама себя".
   Тяжко жить и трудно жить в мире, когда над ним уже нависло проклятие. Надо признаться, Одоевский и сам заражен тем процес­сом механизации, который его так пугает. Большинство его повес­тей, несмотря на бутафорию, взятую на прокат у немецких романти­ков, лишено освобождающего размаха фантазии; они искусны, но и искуственны, и выдумки в них больше, чем вдохновения. Да и сама форма "Русских ночей", смесь философских диалогов с повестями, изобличает художественную немощь автора: он чувствует, что не мо­жет до конца сказаться творчеством и поэтому, расталкивая своих аллегорических волшебников, сам выступает на сцену.
   На фоне русской литературы XIX-го века, полной творческой жизни, Одоевский явление исключительное. Он один пишет не от полноты, а от недостатка, от пустоты и одиночества, задыхаясь, сры­ваясь, хриплым голосом, порой достигая своеобразной мрачной и сухой гармонии, но чаще запутываясь в собственных холодных из­мышлениях. Ему одному не хватает воздуха.
   Хотя основной тон "Русских ночей" и глубоко пессимистичес­кий, заканчиваются они мажорно. Россия призвана спасти дух Евро­пы; ее свежие силы уберегут его от умирания. В ней и через нее со­вершится возрождение культуры. Возрождение это Одоевский пони­мает несколько внешне. Ему кажется, что для того, чтобы воссоединить в одно целое распадающиеся части культуры, достаточно просто сло­жить их вместе, как если бы культура была какой-то мозаикой. Поэто­му вместо синтеза находим мы у него лишь энциклопедизм, вместо обновления -- причудливое соединение старого и нового. Он хочет "самых свежих устриц и самого гнилого сыра, то есть современности индустриальной и материальной и древних пыльных знаний Алхи­мии и Кабалы", по меткому выражению Хомякова.
 
 
 
  -- А. И. Кошелев
Записки
 
   По окончании экзамена и я и Ив. В. Киреевский поступили на службу в Московский Архив иностранных дел. <...>
   В Архив почти одновременно поступили, кроме Ив. Киреев­ского, Дм. и Алек. Веневитиновы, Титов, Шевырев, Мельгунов, С. Мальцов, Соболевский, двое кн. Мещерских, кн. Трубецкой, Озеров и другие хорошо образованные юноши. Служба наша главнейше заключалась в разборе, чтении и описи древних столбцов. Понятно, как такое занятие было для нас мало завлекательно. Впро­чем, начальство было очень мило: оно и не требовало от нас большой работы. Сперва беседы стояли у нас на первом плане; но затем мы вздумали писать сказки так, чтобы каждая из них писалась всеми нами. Десять человек соединились в это общество, и мы положили писать каждому не более двух страниц и не рассказывать своего плана для продолжения. Как между нами были люди даровитые, то эти сочи­нения
Страницы: <<< 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Одоевский Владимир Федорович - Рефераты - "Князь В. Ф. Одоевский в критике и мемуарах"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"