Одоевский Владимир Федорович
Одоевский Владимир Федорович
1803-1869

Навигация
Биография
Произведения
Краткие содержания
Рефераты
Фотографии


Реклама


Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (12)


"Князь В. Ф. Одоевский в критике и мемуарах"
Одоевский Владимир Федорович - Рефераты - "Князь В. Ф. Одоевский в критике и мемуарах"

бы порочные страсти, а благородные направил к благу".
   "Здесь общество изгоняет гения, явившегося ему на славу, -- и вероломный друг, в угоду обществу, предает позору память великого человека".
   "Здесь движутся все силы духа и вещества; воображение, ум, воля напряжены -- время и пространство обращены в ничто, пирует воля человека, а общество страждет и грустно чует приближение своей кончины".
   "Здесь, в стоячем болоте, засыпают силы; как взнузданный конь, человек прилежно вертит все одно и то же колесо общественной ма­шины, каждый день слепнет все более и более, а машина полуразрушилась: одно движение молодого соседа, и исчезло стотысячелетнее царство".
   "Везде вражда, смешение языков, казни без преступления и пре­ступления без казни, и на конце поприща -- смерть, ничтожество. Смерть народа... страшное слово!
   "Закон природы!" -- говорит один.
   "Формы правления!" -- говорит другой.
   "Недостаток просвещения!"
   "Отсутствие религиозного чувства!"
   "Фанатизм"".
   "Но кто вы, вы, гордые истолкователи таинств жизни? Я не верю вам и не имею права не верить! Не чисты слова ваши, под ними скры­ваются еще менее чистые мысли".
   "Ты говоришь мне о законе природы; но как угадал ты его, про­рок непризнанный? Где твое знамение?"
   "Ты говоришь мне о пользе просвещения! Но твои руки окровав­лены!"
   "Ты говоришь мне о вреде просвещения! Но ты косноязычен, твои мысли не вяжутся одна с другою, природа темна для тебя, ты сам не понимаешь себя!"
   "Ты говоришь мне о форме правления! Но где та форма, которою ты доволен?"
   "Ты говоришь мне о религиозном чувстве! Но смотри, черное платье твое опалено костром, на котором терзается брат твой; его сте­нания невольно вырываются из твоей гортани, вместе с твоей слад­кою речью!"
   "Ты говоришь мне о фанатизме? Но смотри -- душа твоя обрати­лась в паровую машину. Я вижу в тебе винты и колеса, но жизни не вижу!"
   "Прочь, оглашенные! Не чисты слова ваши: в них дышат темные страсти! Не вам оторваться от житейского праха, не вам проникнуть в глубину жизни! В пустыне души вашей веют тлетворные ветры, хо­дит черная язва и ни одно чувство не остается незараженным!"
   "Не вам, дряхлые сыны дряхлых отцов, просветить ум наш! Мы знаем вас, как вы нас не знаете; мы в тишине наблюдаем ваше рож­дение, ваши болезни и предвидим вашу кончину. Мы плакали и смея­лись над вами, мы знаем ваше прошедшее... Но знаем ли будущее?"
   Следовательно, вот та картина, которая представлялась автору и которую он допрашивает. Заданную задачу должно решать. Посмот­рим, какое лекарство найдем мы в книге против всех исчисляемых зол общества. А эти бедствия общественные велики; над устранени­ем их давно трудится человек, но они постоянно живут вместе с чело­вечеством. Как плоды долголетних трудов человека, возникли нау­ки. Но эти науки недостаточны, и автор исчисляет, чем несовер­шенна медицина, математика, физика, химия, астрономия, законы общественные, политическая экономия. Мы согласны с ним, что всякое дело рук человеческих несовершенно, потому что сам чело­век несовершенен; но чтобы доказать недостаточность наук, необходимо разобрать все начала каждой науки, показать шаткость каждо­го начала, сказать, в чем именно заключается ошибка. Одним сло­вом, науку должна судить наука, иначе ничего не будет доказано. А в этом, кажется, и состоит ошибка автора; видя несовершенство и уклонение от настоящего пункта, он проникнут благородным него­дованием, он хочет исправить недостатки, но в этом случае одного чувства негодования еще недостаточно для того, чтоб опровергнуть систему...
   Мы говорим, что мысль человека, в полном ее развитии, не может развязать многих вопросов жизни человеческой. Следователь­но, что остается делать? Верить -- чего доказать нельзя за недостат­ком основания, того и доказывать не должно. Затем остается облечь верование в форму; это дело воображения каждого человека. Здесь дело индивидуальности, дело частного воззрения. Следовательно, наука, как нечто общее, как начало, примиряющее частности, не имеет к мистицизму никакого родственного отношения...
   Обращаемся к сделанному нами вопросу: можно ли, на основа­нии мистицизма, создать чисто литературное, общедоступное произ­ведение?
   Был век, повторяем мы, когда чудесное нравилось: это был та­кой период развития человека, когда
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>>

Одоевский Владимир Федорович - Рефераты - "Князь В. Ф. Одоевский в критике и мемуарах"


Копирование материалов сайта не запрещено. Размещение ссылки при копировании приветствуется. © 2007-2011 Проект "Автор"